Национальная политика в муниципальном образовании – приемная

Новости

6 декабря 2018 года В.В. Путин подписал Указ о внесении изменений в стратегию государственной национальной политики РФ на период до 2025 г. На наш взгляд, документ создает долгожданную, ясную, прочную основу для формулирования национальной идеи развития, определения тех ценностей, которые сделают нашу Россию великой и могучей, а российский народ – счастливой «новой исторической общностью людей».

Указом Президент РФ определяет русский народ как «системообразующее звено» «единения народов», создавшего российское государство. «Благодаря объединяющей роли русского народа» в России «сформировались уникальное культурное многообразие и духовная общность различных народов». В Указе ясно и категорично утверждается что «российская общность» объединяет людей, которые исповедуют следующие «единые принципы и ценности»: «патриотизм, служение Отечеству, семья, созидательный труд, гуманизм, социальная справедливость, взаимопомощь и коллективизм».

Итак, Указ Президента РФ вводит в действие «моральный кодекс россиянина». Во-первых, это – патриотизм, понимаемый как любовь к России, а не к Англии или Франции. Не соответствующие данному требованию Указа, руководители, пропагандисты, бизнесмены, обладающие английскими и французскими паспортами, следует понимать, должны уступить государственные посты, места в государственном телевизионном эфире,   должности в госкорпорациях российским патриотам? Во-вторых, это – служение Отечеству, т.е. России, а не Британским Виргинским Островам. Следует понимать, что вкладывать деньги в чужие, а то и чуждые экономики, отныне нельзя считать делом, достойным настоящего россиянина?

Третьим признаком, определяющим принадлежность к «российской духовной общности», провозглашена приверженность семейным ценностям. Следует понимать, что всё способствующее «разрушению семьи», в том числе и печально известный «Дом-2», будет подвержено запрету? В-четвертых, актуализируется труд «созидательный», а не титанические усилия по уничтожению советского производственного потенциала. Следует понимать, что впредь будут строить новые предприятия, университеты, мосты, дороги? А банки будут инвестировать средства в «созидание-строительство», а не в финансовые спекуляции? В-пятых, реабилитируется гуманизм. Следует понимать, что в России отныне будут принимать законы во имя любви к человеку, россиянину, патриоту, созидателю, а не с целью «потрафить МВФ» или «для возвращения в лоно мировой цивилизации»?

В-шестых, Указ возрождает забытое понятие «социальная справедливость». Следует понимать, что теперь зарплаты топ-менеджеров госкорпораций, ректоров вузов и директоров школ будут больше окладов рядовых сотрудников, профессоров и учителей не в сто, а в два раза? А может быть, вообще возродится принцип: «От каждого – по способностям, каждому – по труду»? Принцип, грозящий уничтожить огромную армию мажоров, рантье, арендодателей? В-седьмых и в-восьмых, в общественном сознании и социальном пространстве восстанавливается роль таких близких понятий как «взаимопомощь и коллективизм». Следует понимать, что эпоха озлобления, натравливания друг на друга, взаимной ненависти и розни, почему-то называемой «временем индивидуализма и полной свободы», подходит к своему логичному завершению? Незамедлительно восторжествует принцип, при котором коллективные интересы и цели (т.е. интересы семьи, школы, университета, села, города, общества в целом) будут превалировать над индивидуальными целями и интересами?

Без тени иронии: несмотря на свою декларативность, наивность и запоздалость, принципы и ценности, провозглашаемые в Указе Президента от 6 декабря 2018 г., наглядно демонстрируют: 1) осознание властью и правящей элитой краха либерального проекта в России (ни одна из ценностей либерализма не признана системообразующим признаком принадлежности к «российской духовной общности»); 2) признание необходимости мировоззренческой и духовной реформации сегодняшнего российского социума; 3) обоснованность и здравость направления поиска нравственной трансформации российской действительности; 4) обращение к тем факторам, которые действительно являлись спасительными на протяжении более чем тысячелетней истории Российского государства; 5) между провозглашаемой стратегией, с одной стороны, и российскими реалиями, развитием и тенденциями, с другой, – непреодолимое противоречие, скорее – глубокая пропасть.

Главный вопрос, возникающий после знакомства с текстом президентского Указа, заключается, таким образом, в следующем: этот документ – руководство к действию, программа радикального реформирования государственной идеологии, сигнал законодателям радикальным образом переформатировать российское законодательство, в конечном счете, призыв сменить существующую общественно-экономическую модель в России? Или это очередная мечта интеллектуалов, стремящихся обратить внимание правящих элит на существование в стране остатков здравого смысла, национальной гордости, морально-нравственного потенциала? На такие мысли-опасения нас наводят простые, но безжалостно логичные и вполне объяснимые рассуждения-параллели:  Разве противоречит пафос Указа 6 декабря духу тех озвученных после инаугурации 7 мая 2018 г. Президентом 12 национальных проектов, которые должны быть осуществлены к 2024 г.?

Ведь если в стране на деле начнут реализовывать цели декабрьского Указа, то, безусловно,  в России снизится смертность населения (национальный проект «Здравоохранение»). Россия войдет в число 10 ведущих стран мира по качеству общего образования («Образование»), а семьи со средним достатком будут обеспечены доступным жильем («Жилье и городская среда»). Будут ликвидированы все несанкционированные свалки («Экология»), а доля автодорог регионального значения, соответствующих нормативам, вырастит до 50 процентов («Автодороги»). Производительность труда на средних и крупных предприятиях несырьевых отраслей экономики возрастет до 5 процентов в год («Рынок труда»), и Россия войдет в число пяти ведущих стран мира, осуществляющих научные исследования в приоритетных областях («Наука»). Затраты на развитие цифровой экономики увеличатся в три раза и более («Цифровая экономика»), а также укрепится российская гражданская идентичность на основе духовно-нравственных и культурных ценностей народов («Культура»). Будет создана система поддержки фермеров и разовьется сельская кооперация («Малый бизнес»), в рамках ЕАЭС будет сформированы общие рынки товаров, услуг, капитала и рабочей силы («Сотрудничество и экспорт»), будут построены и модернизированы российские участки дороги «Европа – Западный Китай» («Магистральная инфраструктура»).

Президент в мае 2018 г. воодушевил россиян благородными и высокими целями, на практике же к январю следующего года был увеличен срок выхода трудящихся на пенсию и НДС, выросли цены на бензин, а одним из самых «эффективных» стал закон о банкротстве. Какие же решения будут приняты после того, как настоящими россиянами провозгласили тех, кто исповедует принципы и ценности: «патриотизм, служение Отечеству, семья созидательный труд, гуманизм, социальная справедливость, взаимопомощь и коллективизм».     

    Для прорывных решений, на наш взгляд, созрели все необходимые условия, прежде всего, внешнеполитические. Россия благодаря успешной политике в Сирии и качественном скачку в области восстановления оборонной мощи вновь обрела субъектность, что позволяет ей не только цивилизованным способом решить «русский вопрос» на своих западных границах, но развеять иллюзии по поводу якобы неудачи «Русской весны» и придать уверенность в окончательном успехе по преодолению расколотости русского этноса. Сделать это нетрудно: достаточно признать независимость республик Донбасса и совершить коренной перелом в «гибридной войне», сменив ее вектор в сторону освобождения русских Донбасса, Крыма и Новороссии от «галицийской» оккупации и ликвидации угрозы православному миру. Явно обозначившийся в мировой политике крен в приоритетность решения своих собственных национальных проблем (Европе предстоит теперь развираться не только с миграционным «блицкригом», но и с движением «желтых» жилетов, главный американский «патриот» Трамп не только объявляет об уходе из Сирии, но все больше увлечен строительством стены на границе с Мексикой) также способствует выдвижению проблем национальной безопасности России и россиян на главное, ключевое направление.

Наконец-то очевидным стал раскол между глобал-либеральной частью российской элиты и ее «национально ориентированным» блоком. От первой части «единая российская нация» удостоилась упрека в «неблагодарности» и «непонимании» «либеральной миссии», якобы «спасшей» эту нацию в 1990-е «святые» годы. «Патриотический» бизнес, снисходительно относящийся ко всякого рода «умственным и нравственным исканиям», явно признал значимость и важность патриотической риторики, что и продемонстрировано в майских и декабрьском Указах. Развернувшийся «передел» (точнее, его этап под звучным названием «банкротство») собственности, вытеснение олигархата 1990-х гг. не только с политической сцены, но и из сферы экономического управления страной (надо отдать должное «высокомерию» американских санкций, указавших «от ворот поворот» героям «распродажи-грабежа» и перевода наших богатств за «бугор») дает гораздо большие возможности для маневра той части правящей элиты, для которой имеют значение не только патриотическая риторика, но и истинные интересы России и «российской нации». Реальная угроза превращения страны в «колонию» пока еще не отодвинута, но осознание того, что это «плохо» и для   её элит – уже «хорошо».

Безусловно, решающим условием сдвига в сторону «здравого смысла», обозначившегося в ряде основополагающих документов 2018 г., станет выбор основного звена преобразований, «способного» вытащить всю «цепь» спасения Отечества. Не разделяя восторгов по поводу ряда «креативных» предложений в этой области (от реализованных идей повышения пенсионного возраста и «легитимизации» микробизнеса до предложения повысить зарплату прокурорам в 2-3 раза) и соглашаясь с обоснованностью данных мер как тактических шагов, следует признать, что такое звено в настоящий момент в текущей повседневности и законотворческой деятельности не просматривается. Мы же полагаем стартовой площадкой для выхода из положения «Отечество в опасности!» и «За Державу обидно!» в состояние реализованной русской мечты «Благоденствие, величие, справедливость!» не что иное, как отказ от существующей и создание принципиально новой системы ОБРАЗОВАНИЯ.

Выбор в пользу незамедлительности и необходимости радикальной трансформации сегодняшней образовательной системы обусловлен не только и не столько углубляющимся процессом моральной, нравственной, интеллектуальной, профессиональной, кадровой деградации российского общества, но прежде всего, спецификой и характером образовательной модели, объединяющей институциональные структуры (от детсада до университетов и учреждений переподготовки кадров). В конечном счете именно образовательная модель определяет процесс воспитания, обучения, формирования личности в интересах общества и государства, вырабатывает и внедряет приоритетную шкалу ценностей, обеспечивавших как развитие и расцвет той или иной цивилизации, так и ее духовный кризис, закат и гибель. Система образования формирует интеллектуальное, духовно-нравственное, творческое, физическое и профессиональное развитие человека, делает его социально активным и ответственным либо нацеливает на пассивно-созерцательное отношение к окружающей действительности. Советская система образования способствовала преодолению безграмотности, превращению страны в сверхдержаву, лидерству в освоении космического пространства, а главное, формировала совершенно уникальный тип человека – всесторонне и гармонично развитую, творческую, высоконравственную личность, безусловно ставящую интересы общества, страны, народа выше собственных материальных выгод. После запуска Советским Союзом первого искусственного спутника Земли, находящаяся в шоке американская правящая элита немедленно создала комиссию в Конгрессе для расследования причин советского лидерства в космосе. Вывод этой комиссии уложился в одну строчку: «В СССР лучше система образования».

Сегодняшняя образовательная модель, на словах призванная оказывать «образовательные услуги» по формированию «грамотного потребителя», на деле – упорный и последовательный набор методов и приемов по превращению бывшего одним из самых грамотных и образованных в мире народов в население, не способное и не могущее адекватно осознавать творимое вокруг него и с ним. Сегодняшнее состояние страны – следствие и результат действующей системы образования. Логично, что начало движения «от бездны» должно начаться со смены образовательного вектора. Приходится надеяться, что актуализацией приоритетных национальных проектов и постановкой проблемы смены «российского кода» в Указе 6 декабря этому движению дан фактический старт.

Чтобы придать этому движению поступательный и безвозвратно-неотвратимый характер, на наш взгляд, целесообразно, как и в 1930-е гг., осуществить в течение намеченного пятилетнего срока «культурную революцию». Собственно, 12 национальных проектов, есть не что иное как революционное переустройство общественного и индивидуального сознания россиян, его мировоззренческая ментальная трансформация, приведение мироощущения русского и иных российских народов в соответствие с уникальной историей, непревзойденным статусом и великим предназначением России. Отказ от образовательной системы, подходящей лишь к колониальным образованиям, должен быть столь же радикальным, каковым было «насильственное» ее внедрение в 1990-е годы в ходе бездумного разрушения лучшей в мире советской образовательной системы.

На наш взгляд, должно быть восстановлено единое образовательное пространство страны с четкими и ясными, доступными и понятными критериями, принципами, образовательными стандартами. «Моральный кодекс россиянина» как нельзя лучше подходит под формулировку целей и задач российской образовательной модели. Должен быть осужден и изъят из образовательной стратегии главный принцип сегодняшней модели – либерал-глобалистская теория и практика «двойных стандартов» (что можно мне – не позволено тебе). Причем, все ответственные за разрушение советской модели образования, создание и претворение «колониального» образовательного проекта должны быть названы поименно. Президент РФ признал «ошибочным» решение о преобразовании аспирантуры как научно-исследовательской структуры, готовящей научные кадры. Этого мало: необходимо оценить «цену» этой «ошибки»: разрушены многие научные школы, на десятилетие прекратился приток свежих кадров в науку и вузы. Ряд перспективных начинающих ученых, вынужденных зарабатывать на жизнь вместо написания научного труда и защиты кандидатской диссертации, для науки потеряны безвозвратно. А ведь через пять лет Россия должна войти в пятерку стран, «осуществляющих научные исследования в приоритетных областях». Кто этот приоритет будет завоевывать?

Действеннейшим, неотъемлемым, обязательным условием развития духовных институтов всегда рассматривалась их автономность и независимость от внешних факторов. На наш взгляд, устранение «двойных стандартов» в области управления образовательными учреждениями может придать их модернизации мощнейший импульс: государство всего лишь должно позволить жить вузам и школам по своим, а не продиктованным сверху, «Уставам»: выбирать директоров школ и ректоров вузов, а не «оформлять» решение учредителя; строить учебный и воспитательный процесс в соответствии с образовательными стандартами и государственной идеологией (как раз на роль таковой и претендует Указ 6 декабря), а не выполнять очередное «указание» о придании аспирантуре статуса «третьего уровня образования»; заниматься творчеством, а не заполнять нескончаемые отчеты, рейтинги, портфолио …

Систему образования необходимо «деполитизировать»: на законодательном уровне запретить (важнее – соблюдать неукоснительно уже существующие запреты) агитацию правящей и оппозиционных (как системных, так и внесистемных) партий и политиков в образовательных учреждениях, а также использовать образовательные учреждения в качестве места избирательных участков и технологий.

Главным условием для выполнения выше обозначенных пунктов, простым, понятным, от того действенным и эффективным, должен стать перевод на федеральное финансирование всей государственной образовательной системы. Региональная и муниципальная власть, лишившись права назначать директоров школ, может сосредоточить свое внимание на проблемах ЖКХ. Переход к федеральному финансированию может способствовать устранению вопиющего неравенства между зарплатами учителей мегаполисов, депрессивных городских центров и сельской глубинки.

Главный же переворот мы предлагаем совершить в сфере общественных приоритетов. Если государство ставит задачу в течении 5 лет войти в пятерку ведущих «научных» держав и десятку самых «образованных» стран, то сделать это без помощи государства практически и теоретически невозможно. В закон об образовании, наш взгляд, целесообразно внести уточнение: «зарплата учителя должна составлять не менее зарплаты прокурора, а зарплата профессора – не менее зарплаты федерального судьи». По такому же принципу должны исчисляться льготы, выплаты, надбавки, исчисление стажа. Именно после этого решительного, но крайне важного шага, государство обретет перспективу развития, а его элиты получат вожделенную социальную стабильность. Престиж труда в образовательной сфере, его оценка в обществе, признание государством – важнейшие показатели цивилизованности общества, гуманности государства, зрелости социума. В обществе, где торжествуют человеческие добродетели, воспитанная и привитая интеллектуальным профессиональным сообществом учителей и преподавателей, зачастую отсутствует потребность в принуждении этим добродетелям.

На наш взгляд, существенной корректировке должны подвергнуться оценочные критерии в рамках всей образовательной модели, реализуемой в стране. Придание ЕГЭ характера одного из средств контроля знаний и наделение единого экзамена статусом «обязательного минимума при поступлении» в вузы, равно как и возвращение творческих экзаменов (сочинение, русский язык и литература, иностранный язык, отечественная история), обязательных для зачисления в университеты, заставит всю образовательную систему обучать, творчески развивать, воспитывать, образовывать, информировать, формировать и т.д. В целом, только одна эта мера может повысить авторитет образования и образованности, устранив вместе с сегодняшним ЕГЭ опасность социального «зомбирования» «единой российской нации».

Если признать формирование «морального кодекса россиянина» за приоритетные и первоочередные цели новой российской образовательной модели, то необходимо подвергнуть ревизии критерии успешности работы как образовательных институтов, так и их работников. Готовить патриотов страны и одновременно в основу оценки работы преподавателя, как и диссертационного Совета, к примеру, ставить количество статей, учтенных в зарубежных библиографических базах данных Scopus  и Web of Science, принижая роль, а зачастую попросту игнорируя, отечественную, РИНЦ, по крайней мере – нелогично. «Портфолио» учителя как критерий его карьерных успехов и роста, вряд ли может считаться главным показателем его профессиональной состоятельности как педагога. Совершенно из оценочной шкалы исчезли качественные характеристики проведенных лекций, семинаров, уроков; повсеместно они заменены количественными показателями «наличествования» инноваций на учебных занятиях.

Гуманитаризация образования – еще одна существенная задача, логично «выводимая» из цели формирования в России гражданской идентичности. Доля инженерных специальностей в российских вузах превысила 50-ти процентный рубеж. Однако дипломированные инженеры и биотехнологи в поисках работы сталкиваются с вполне очевидной сложностью: наукоемкие отрасли производства, кроме оборонных, за время «вхождения в лоно цивилизованных стран, в России исчезли как порядок. Не логично ли в то время как, идут «ожесточенные» споры вокруг первичности яйца либо курицы (инженер или предприятие, которое в нем нуждается?), упор сделать на развитие и модернизацию гуманитарных отраслей науки и направлений образования? Именно эти специфические отрасли не только смогут определить первичность курицы или яйца, но и решат вопросы национальной безопасности России и подготовят успешные ответы на вызовы соседей и исторического времени, явно на сегодняшний день недоступные для власти либо искусно «скрываемые»  правящими элитами. При этом, на наш взгляд, законодательное преобразование истории в «науку наук» и запрет фальсификации русской истории, позволит не только быстро восстановить утраченный страной патриотический потенциал, но и одержать решительную победу в гибридной войне коллективного Запада против русского этноса, главным крупнокалиберным оружием которой как раз и является извращение истории Российского государства и её народов.

Для принятия решения о новом образовательном дискурсе не столь важен финансовый вопрос: в стране «мертвым грузом» лежат триллионы рублей. Важны всего лишь политическая воля или обретение элитами здравого смысла, точнее – понимание ими возможности сохранить себя и свои капиталы только в независимой, процветающей, умной духовно развитой России. Мировой глобалистской элите не нужны еще и российские ерзац-либералы, им как воздух необходима богатая ресурсами Россия с необразованным, деморализованным и деградирующим населением. Новая образовательная модель, для успеха которой нужно всего лишь отказаться от политики «двойных стандартов», этот «замысел» превратит в нереализованную, но смертельно опасную для России «альтернативу» в музейный экспонат эпохи упадка российской государственности.

 

Аяцков Дмитрий Федорович, доктор исторических наук, председатель Поволжского отделения Изборского клуба;